Top.Mail.Ru
Войти

Гештальт-терапевт: об осознанности, «любимых граблях», чувстве вины и психосоматике

Персона
Россияг. Москваул. Коминтерна д. 20/2, пом. 1, ком.1,129327
+7 (495) 668-10-55
10:00, 26 июн 2019
, Yellmed
Почему мы часто ходим по кругу, совершаем одни и те же ошибки? Из-за чего так тяжело расстаться с партнером и выстроить новые отношения? Как осознать свои «шаблоны» и стать творцом жизни? Эти и другие вопросы раскрыла для Yellmed квалифицированный специалист в области гештальт-терапии Дарья Король.
Фото: из личного архива Дарьи Король

– Дарья, как Вы решили изучать психологию, где получили образование и как долго шли к цели – стать гештальт-терапевтом?

– Совершенно не решала, что стану психологом. В моем детстве мы и слова такого еще не знали. Собиралась быть учителем истории. Я, как и большая часть абитуриентов, перепутала кабинет психолога и факультет психологии. Нуждающиеся в помощи люди часто совершают эту ошибку, бросаются помогать другим.

В процессе учебы оказалось, что психология – чрезвычайно увлекательное занятие, но на факультете Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины, где я училась,  психологов готовят к работе в школе, а консультирование – это одна из форм работы, которой уделяется совсем немного внимания. Поэтому на четвертом курсе я пошла в программу Московского гештальт института. Не могу сказать, что идея стать гештальт-терапевтом была осознанной и созревшей. Кажется, всю программу я занималась в основном собой.

Работать с людьми я начала уже после выхода из декретного отпуска, и уже в тот момент стало ясно: гештальт-терапия, во-первых, работает, а во-вторых, у меня получается. Если раскладывать по годам, выходит достаточно много: 5 лет университета, 2 года магистратуры, еще 3 года аспирантуры, откуда я ушла, 7 лет гештальт-программы – 1, 2, 3 ступень подготовки. Но поскольку все это происходило одновременно, то к тридцати годам меня можно считать уже подготовленной.

Считаю, что образование в сфере помогающей профессии «человек-человек» должно быть фундаментальным. Это и академическая подготовка, то есть теория, и работа с собственной историей – личная терапия, и отработка навыков работы с людьми, и работа под наблюдением – супервизия, и постоянное развитие в этой сфере, и работа с собственными убеждениями, и особенно предубеждениями.

Поэтому да, для меня обучение – это долгий процесс, и его не стоит проскакивать и форсировать.

– Сегодня многие люди не могут понять сами себя. Вроде, чего-то добиваются, заводят семьи, но все равно ощущают неудовлетворенность.  Как на эту проблему смотрят гештальт-терапевты?

– Гештальт-терапевты смотрят на это как на вопрос, который они все время помогают решать. Дело в том, что с увеличением продолжительности жизни люди получили возможность улучшить ее качество, а необходимых для этого навыков – понимать себя, свои эмоции, потребности, интересы – пока что нет, и родители этому не учат. В основном потому, что сами не умеют. Психологи в целом и гештальт-терапевты в частности вполне успешно помогают справляться с этими вопросами.

– Многие употребляют выражение «закрыть гештальт». Что означает «гештальт» и действительно ли нужно его «закрывать»?

– Вся наша жизнь – совокупность гешатальтов. Гештальт в переводе с немецкого – это целостная форма и структура. Жизнь полна форм, что-то начинается, что-то заканчивается, но так получается, что не всегда все формы можно «закрыть».

Например, отношения заканчиваются, а внутри человек продолжает выяснять отношения с уже бывшим партнером. Это мешает войти в новые отношения, рассмотреть нового партнера как совершенно другого человека, не имеющего отношения к предыдущему.

Поэтому говорят о том, что нужно «закрыть» гештальт. Далеко не все в жизни гештальты можно и нужно закрывать. Жизнь сложнее, чем простой «вход-выход» – и тогда на помощь приходит осознавание собственных гештальтов, это важнее, чем их закрытие.

– Почему человек ходит по кругу и совершает одни и те же ошибки? Например, женщина расстается с мужем-тираном и тут же выходит замуж за такого же. Или жалуется на деспотичного начальника, увольняется, а потом снова выбирает работу, где плохо. «Грабли» слабо бьют по лбу?

– Грабель не существует. Наша психика устроена так, что она стремится выйти из замкнутого круга, преодолеть, победить. Но не всегда человек знает, какие именно действия нужно предпринять, чтобы этот выход найти. Для этого и нужен специалист: с его помощью можно понять, какие стереотипные действия я совершаю, как прихожу к одному и тому же результату несколько раз и как это преодолеть.


Фото: из личного архива Дарьи Король

– Как Вы относитесь к популярной сегодня теме психосоматики? Может человек, запрещающий себе удовлетворять потребности, болеть из-за этого?

– Хорошо отношусь. Психика и тело неразделимы. Мы суть одно, поэтому тело может болеть по психологическим причинам. Человек, запрещающий себе что-то, обязательно будет в результате болеть, потому что, сжимая желание, он сжимает и тело.

Постоянное сжатие приводит к образованию так называемых «блоков». Это места в теле, в которых может начаться патологический процесс.

Но, как мы уже говорили, люди часто не знают себя, а потому не понимают своих желаний. Соответственно, начинать работу придется с самого начала – с изучения собственной психики, и процесс этот не быстрый. Если человек 40 лет прожил в неведении, помочь ему за 2 сеанса не получится.

– Считается, что психолог помогает человеку вернуть самого себя. А в какой момент человек себя «теряет»?

– Чаще всего человек себя «не приобретает» в результате взросления. Чтобы родитель мог помочь ребенку понять самого себя, он должен и сам обладать этим навыком. Такого родителя очень трудно встретить.

Чаще люди живут по шаблонам и правилам, переданным воспитанием и образованием, а человек очень плохо вписывается в шаблоны и правила, особенно переданные сверху, а не выработанные самостоятельно.

– Сегодня в моде термин «осознанность». Мол, некоторые живут осознанно, отдают себе отчет в каждом поступке, а некоторые – действуют «по программе», поэтому не могут адекватно воспринимать себя и окружающих, злятся, ищут виноватых. Как на это смотрят гештальт-терапевты?

– Как на данность. Сохранять фокус на себе и собственной жизни – очень важный и серьезный навык. Можно бесконечно сотрясать воздух на тему чьей-то вины, но принимать решения и менять можно только свою жизнь. Для этого нужно обратить внимание на себя и увидеть собственный авторский подчерк. Часто это настолько больно, что становится невозможным.

– Осознанность влечет за собой ответственность: нужно признать, что не меня обижают, а я сам позволяю это. Всем ли под силу такая ответственность? Ее можно развить?

– Не всем, конечно. Способность выносить ответственность требует нескольких лет постоянных упражнений. Да, это должно было произойти естественным путем в результате воспитания, но если не произошло, можно упражняться и приобрести этот навык. Человек – очень обучаемое существо.

– Гештальт-терапию называют «терапия очевидным», потому что человек лишается «розовых очков»?

– В том числе. Пропадет главное – возможность передать ответственность за свою жизнь кому-либо.

Становится понятно, что я совершаю свою жизнь здесь и сейчас, каждый день, каждую минуту, и игнорировать этот факт очень трудно. А значит, и обвинять других тоже сложнее.

– Хотя мир развивается в ускоренном темпе, многие еще стесняются обращаться к психологу. Кто чаще всего приходит к Вам на прием «в поисках себя»?

– Кто угодно из тех, кому интересно изучить собственное устройство.

– Какие методы гештальт-терапии Вы чаще всего используете в работе?

– Все, что связано с осознаванием. В идеале человек рано или поздно принимает себя и становится «автором» собственной жизни.


Фото: из личного архива Дарьи Король

– Как часто психологу удается «направить» клиента на этот путь?

– Направить как раз невозможно. Если у человека нет желания присвоить это авторство, психолог бессилен.

– Можете привести пример из практики, как у человека менялось восприятие себя, жизни, окружающих, настроение и самочувствие благодаря работе с психологом?

– Их очень много. Из тех, кто остается и погружается в работу, выдерживает боль, сопротивление, научается осознаванию, навыкам самоподдержки, принимает ответственность за свою жизнь и свое бессилие изменить то, что нельзя изменить, меняет и себя, и свое восприятие жизни.

– Это миф – что психологи часто не устроены в личной жизни и могут много лет решать собственные проблемы?

– Не могу говорить за всех психологов. Сейчас моя жизнь хороша. Знаю благодаря социальным сетям и сообществу, что многие из коллег тоже вполне устроены. Другое дело, что у психологов есть вся та же жизнь, что и у других людей: в какие-то моменты она устроена, а в какие-то нет.

– Почему гештальт-терапия стала так популярна в последнее время? Сразу три моих знакомых – причем это люди уже состоявшиеся и успешные – пошли учиться в гештальт-программу.

– Потому что гештальт-терапия – вполне доступный и работающий метод осознавания, изучения себя и хорошая профессия. Существует огромный зазор между тем, что дает образование – знания, умения и навыки, и тем, что пригодится в жизни – понимание себя и других, умение выстраивать коммуникацию, выносить собственные эмоции, хорошо в них ориентироваться, выделять свои потребности, ставить цели и достигать их. Гештальт-терапия помогает этот зазор преодолеть.

Король Дарья Ивановна
Психолог, гештальт-терапевт
частная психологическая практика
Стаж: 15 лет
Образование: Гомельский государственный университет им. Ф.Скорины.
Магистр психологических наук.
Супервизор, ассоциированный тренер Московского гештальт института.
Работает с травмами, консультирует руководителей по вопросам управления.
Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

comments